13.07.2020 Автор: SitesReady 0

Их собачье дело? Китай и его кухня

Первого мая в китайском Шэньчжэне вступил в силу закон, запрещающий употреблять в пищу мясо собак и кошек. Что это: осмысленный отказ от пережитков старины или показная мера в угоду Западу?

Голодные времена, помноженные на высокий уровень рождаемости, сформировали кулинарные традиции Поднебесной. «В природе нет ничего несъедобного, есть только плохие повара», – подтверждает китайская пословица. Несложно предположить, что одомашненных животных этот принцип коснулся прежде всех остальных.

Собака – первый зверь, которого приручил человек. Если верить археологам, в Китае ее разведение началось около 10 тысяч лет назад. И уже тогда эти животные были источником белковой пищи, впоследствии наделенной магическими и целебными свойствами. Опустим, что конкретно приписывалось мясу собак. Главное – эти представления живы и по сей день, но исповедуют их далеко не все китайцы. Как и в любой стране мира, кухня в одной части КНР отличается от кухни в другой: в Ухане едят (раньше ели, на днях поедание диких животных запретили – прим. ред.) летучих мышей, в Пекине в ходу конина (из-за монгольских иммигрантов), а в Гуанчжоу – вареные жуки-плавунцы. Собакам же не повезло на юге Китая, в частности – в Юйлине. Однако закон, запрещающий их есть, принял другой город.

Коронное блюдо

Шэньчжэнь стал первым китайским городом, официально запретившим есть собак и кошек. Как вы понимаете, поспособствовал тому вирус, а не соображения гуманизма.

По официальной версии, появлению COVID-19 мы «обязаны» мокрому рынку. В подобных местах в непредусмотренной природой близости одни экзотические бактерии и вирусы соседствуют с другими – и, как результат, быстро мутируют. Таким образом человечество уже получило ряд недугов, среди которых – атипичная пневмония. Эпидемия ТОРСа случилась в начале этого века. Повторение сценария ученые предсказали еще в 2007 году. В американском журнале Clinical Microbiology Reviews была опубликована статья, называющая поедание экзотических животных на Юге Китая (в частности, подковоносых летучих мышей) бомбой замедленного действия. Ученые предупредили, что болезнь может вернуться в новой форме – «следовательно, необходимость обеспечения готовности не следует игнорировать».

От мыши вирус или нет – факт, что китайцы есть экзотику не прекратили. Гораздо более ощутимые последствия COVID-19 вынудили власть посмотреть на традиции прагматичнее.

Город–трендсеттер

Меньше чем за полвека рыбацкий поселок с населением в 30 тысяч человек разросся до 11-миллионного мегаполиса, задающего тренды. Шэньчжэнь первым в мире перевел весь общественный транспорт на электрическую тягу, первым в Китае ввел систему штрафов за курение в общественных местах, редактирование ДНК эмбриона впервые состоялось в одном из его университетов.

Неудивительно, что подобная реакция на пандемию появилась именно здесь. В рамках борьбы с торговлей дикими животными власти города запретили то, что больше всего возмущало цивилизованный мир – употребление в пищу животных-компаньонов. Отказаться от этого в высокотехнологичном городе, где основную часть населения составляют приезжие, а традиции слабы, гораздо проще. Да и было ли чем жертвовать?

Местные жители на расспросы журналистов отвечают отрицательно. «Я никогда не делал этого, более того – не видел и не слышал ничего подобного», – вот примерный собирательный ответ шэньчжэнцев.

По крайней мере один ресторан все же нашелся, но и там собачатина не была коронным блюдом – ее, как и другое мясо, добавляли в традиционный хот-пот. Следовательно, вступление в силу нового закона не стало приговором для хозяина бизнеса. Ссылка на приложение по заказу еды из этого места действует и сегодня.

А вот владелец кафе из Лэйчжоу (примерно в 560 км от Шэньчжэня) уверен, что эта тенденция скажется на его доходах: «Многие посетители спрашивают, есть ли у нас мясо собак. Если его не будет, они просто уйдут». Другой предприниматель, по данным Daily Mail, признался, что продажи стали сокращаться еще до принятия закона.

Хотелось бы верить, что причина тому – в возросшей осознанности, или хотя бы в опасении (лишь малый процент собак вакцинирован от бешенства). Решение проблемы на государственном уровне призвано усилить эту тенденцию. Но так ли просто избавиться от кулинарных пристрастий, формировавшихся веками?

Восток с оглядкой на Запад

Запрет продажи мяса кошек и собак в Китае обсуждался не единожды: в 2010 году готовился закон против жестокого обращения с животными. Предлагалось вводить штрафы и даже тюремное заключение. Оппоненты же заявили, что это «попытка скопировать западные ценности, которая несправедливо отдает предпочтение одним животным перед другими».

Вероятно, так бы все и оставалось – не случись того, что случилось. Сегодня китайская власть поменяла риторику: «Собаки и кошки, как домашние питомцы, установили гораздо более тесные отношения с людьми, чем все другие животные, и запрет на потребление их мяса – обычная практика в ​​развитых странах, отвечающая требованию и духу человеческой цивилизации».

И даже если это лишь широкий жест в сторону Запада, лед тронулся. Тем более что в истории самого Китая есть, на кого ровняться – еще в древности многие этносы отказались от употребления собачьего мяса. К примеру, народы группы мяо-яо, считавшие своим предком пятицветного пса Паньху. Почитали это животное и маньчжуры. По какому пути пойдет Поднебесная? Поживем – увидим. Лакмусовой бумажкой станет юйлиньский фестиваль.

 

Татьяна Зайцева

https://vegetarian.ru/

Источник: neboley.com.ua